articles
Главная страница » Каталог статей » стиль

Вернулся с полигона... (рассказ)

Уважаемые читатели, если при прочтении данных рассказов вы начинаете дико сомневаться что описываемое возможно и имеет место в наше время, значит, вы просто не служили в армии. А если вы служили и не верите, значит, вам повезло с частью или служили вы не в роте. Описанные мною ситуации имели и имеют место в большинстве войсковых частей нашей необъятной родины.

Армейские истории

Вернулся с полигона...

С диким скрипом двое солдат отодвинули воротину, и через КПП проехал Камаз, из кузова которого торчали ноги в сапогах. Мы заезжали в часть, стали мелькать белые бордюры и одупляющиеся морды. Машина остановилась, и мы выгрузились. Перед глазами встали синие и белые полосы каждая размером с этаж, мы стояли перед зданием, где было несколько казарм, санчасть и даже штаб, длинное трёхэтажное здание с тремя крыльцами или крылечками, не знаю как сказать лучше.
«Таарищ лейтенант, я же говорил вам, ужин проебём!», «Ебало завали своё, самый умный что ли, мне похую, я щаз домой пойду ужинать с женой», гыгы. Ржёт сука, уёбище, мало его дембеля весенние отмудохали, снова сука борзеет, ничё, посмотрим кто кого, шакалёнок ебаный. «Ну хули встали, справа по одному в казарму», «Заебали, какой нахуй курить, курили в машине, на вечерухе покурите!».
В казарме пахло как обычно, деревянными полами и кирзовыми сапогами. Нет, блять, не вонючими портянками, а именно кирзой. Кто служил, тот знает, в казарме всегда пахнет одинаково. Располага пуста, духи со слонами толпой ринулись в умывальник, дневальный почти спит на тумбочке. «А хули ты думал, совсем, бля, распарились». Дневальный поднял кепку и потёр ушибленный висок. На трёх крайних шконках лежат три стоса, на всю казарму орёт футбол. «Хули развалились, не видите кто пришёл, как я с ними заебался на этом полигоне». Китель с ремнем летит на кровать, парни встают, жмут руки, обнимают. «Ебать, ни хуясе ведут, молодцы!». «Мы уже три литра пива всосали, на хлебни с дороги то, тем более кони выигрывают!». «Душевно, заебца просто». «Давай давай, да куда ты бежишь? Ну ебаны ты в рот, кто так пасует!». «Синяаак, кук-су мне запарь, хлеба как обычно и пива!». «Бегом, хули тупишь слоняра, бегом нах, совсем тут без меня раздухарился, дед приехал, а он как ебала улыбаецца, съебался в ужасе, я ужинаю через 5 минут!». «Короче, пиздец чё на стрельбах было, охуеете», «у нас тут чё было, ты охуеешь ещё больше, просто пиздец полнейший». «лана, я пойду умоюсь, грязный как животное». «Але але ЦээСКАа лонсдале! Вии ааа топ зе лиииг!».
В тапках и по торсу захожу в умывальник. «Тишину поймали, хули галдите как хачики?». Ебать, щетина, остатки синяка, бошка вся в какой-то хуйне. Мою бошку шампунем, умываюсь, вроде на человека стал похож. Помыл ноги, вышел с закатанными штанами и полотенцем на шее. Куда лучше. Матч подходил к концу, счёт был тот же, короче всё классно. Возле шконяры на табуре стоит запаривающийся доширак, сверху лежит три ломтя белого и пучок лука. Открываю тумбу, в ней вспотевшая холодная банка тройки. Я дома…
«У нас сто пудов страсти хлеще ваших, не думаю, что там чёта прям уж такое невьебенное случилось». «Немец, заебал, у нас пиздец чё», «Чё чурки захватили оружейки и всех перестреляли, тока наша рота выжила благодаря тебе и ты всех на Камазе привёз обратно да? гыгы», «хорош выстегивать, там с летальным исходом». «Сипец, ну тогда рассказывай, хуй знает, мож у тебя более рейтинговые новостя». Стукнулись пивасом, поорали красно-синие заряды, острая с майонезом это просто наслажденье, давно чёта ее не рубал. Холодное пиво радует ещё больше. Лежу на шконке, духи сидят на табуретках, смотрят новости, подшиваются, пидорят бляхи, слоны тоже занимаются всякой армейской хуйнёй.
Синяк уносит коробку от кук-сы и целый пакет пустых банок, парни сидят раскрыв рты, ждут мою историю. «Короче, лежу в палатке, жара пиздец, время за полночь, прибегает дух, говорит его какие-то чурки пизданули, зовут меня. Выхожу, стоят двое, пиздят чёта на своём, я им хули надо, они говорят пиздец, надо им оружие, я идите на хуй, они пиздец, брат, выручай, у нас ситуация. А не отдашь, мы спиздим в другой роте. Ебанутые короче, я их послал, один чёта пыркался, зарежу как свинью, я ему в ебало съездил, они съебались. Через минут 10 заходит в палатку чурбан по торсу, с татуировками, на плечи китель накинут, пойдём выйдем. Слово за слово, хуем по столу, короче сцепились, надавал я ему по башке нешуточно, он съебался, харя вся в крови у меня вот синяк легенький. Поднял ещё слонов, поставил, сказал меня не будишь, всех слать на хуй. Утром встаю и ахуеваю. Короче эти два чурки молодые забрали у кого-то калаш, завалили какого-то контрабаса молодого, да, насмерть, я те говорю. Съебались короче в соча, насколько я понял, их щас ищут. Такие вот замесы, братва». «Ндаа, нехуево, но у нас поизощреннее будет, как в фильме ужаса нах!»
По роте идёт старый прапор алкаш. «Андрюх, как отстрелялись то, всех захуячили? гыгы». «Всех Иваныч, всех, тока ротный летун сука заебал, жить надоело флегме. Ты мяч смарел?», «А то, никаких шансов для врагов, тока негров вреде ещё больше стало». «Да пиздец, рабы сука скоростные, скоро блять не российская премьер лига будет, а лига черножопых легионеров». «ебал я в рот, я надеюсь, меня уже на свете не будет, такую хуйню смотреть…»
Парни перебивают друг друга, толкаются, «Витёк, расскажи, ты ж умеешь, рассказчег наж». Кивает. «Итак, сегодня блять в байках из склепа история, которая произошла в мотострелковом полку № ххххх, история называется «Аццкий котёл»… Короче, Абдулу помнишь из ремроты, ну двухметровая эта обезьяна, бля, ну перевели его из пулеметного полка, он под следствием, здесь типа под наблюдением командования нашего… короче, он у нас служит где-то месяц, понял о ком я? Да, короче, он вернулся ночью из проёба под какой-то наркотой, накрывало его говорят пиздец как. Залез сзади ну и как раз у столовой и оказался. Заходит по гражданке с заднего хода и наряд по столовой умер в атаке. Перехуярил всех в дрова, прапора дежурного, ну Бочку, отпиздил вааще жестоко, кинул в овощном в ванну, сверху на него положил три мешка картошки. Валит съебался в роту, пытался кого-то позвать, пока деды прибежали, было рано. Пацанёнок есть, точнее был, короче, Фара, ну в очках такой маленький поцик, ну душара, тока призвался, да с ремроты, заебал. Короче, он спал на подоконнике в варочном цеху, а проснулся от того, что варился, прикинь, просыпается оттого что варится в котле как птица в супе, крик был нечеловеческий на весь полк, даже на кочегарке слышали. Пиздец, сварился заживо, точнее его эта обезьяна сварила. Прибежали деды, дежурного по полку, суета пиздец, шакальё прибежало, кто прям в футболке домашней, короче жопа. Было это всё около 2х ночи, уже в 4 тут был военный прокурор, следаки какие-то, пиздец полный. Сегодня и у нас в канцелярии брали показания типа, допрос, типа кто он такой, чё про него знаем, пиздец короче. И чё и чё, и увезли его, наручники одели. Да он там же и был в столовке, валялся на полу, рычал, внатуре обезьяна мутант, сука. Такая вот блять жизнь у нас».
«Рота, приготовиться к вечерней поверке», «Рота, строиться на вечернюю поверку», блять, для меня всё как будто плыло. Я не мог себе представить как это проснуться в кипящей воде в огромном котле, как будто заснул в наряде, а проснулся в настоящем Аду. Пиздец. Не заметил как заснул.
Встал около 7ми утра, вставать пиздец как обломно, пошёл умылся, побрился. Вернулся, сел на кровать, читаю смску, застегиваю китель. «Дежурный по роте на выход!», «дежурный по роте младший сержант Рем-в», «Так точно таарищ майор!». «Ник-в, одевайся быстрее», «Здрааажелаю таарищ майор!», «Андрей блять, кого ты там нахуй из миномётной батареи ебанул?», «мм... никого», «заебал, я все знаю, Михалыч рассказал», «Так эт самое, ну так, сцепились немного, моего призыва вроде парень», «Какого нахуй твоего? Дебил блять, ты офицеру сотрясение мозга сделал, он в госпитале, а за тобой приехали из гарнизонной прокуратуры. Думай чё им лечить будешь, ебанутый блять, домой не хочется я погляжу», «Так эт самое, не было у него погон», «Это у ротного твоего погон не будет, одевайся урод!» (замполит орал на меня перегаром дешевой сивухи и стремным, чуть ли не уставным табаком). Я молчал, а хули делать в таких случаях, не спорить же с шакалом, тем более с майором, контуженным на голову в Чечне.
Оделся, обулся, пошёл в умывальник чистить сапоги. Посмотрел в зеркало, сплюнул в раковину и вышел в располагу. У тумбы дневального стоял толстый шакал с короткими рыжими волосами которого я раньше никогда не видел, видимо следак из прокуратуры, папка кожаная в руке. «Где канцелярия роты?», «Вон где штанга, там налево таарищ капитан». Он приблизился, я уловил запах дорогого одеколона. «Ты Ник-в?», «Я», «Сидеть тебе дохуя!».

Категория: стиль | Добавил: krnr (23.01.2008) | Автор: Bartez
Просмотров: 984 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0 |
Комментарии
Всего комментариев: 1
1  
ни тени сомнения! сам служил еще в 90х знаю какой там беспредел. афтар красава!

Имя *:
Email *:
Код *:
Хостинг от uCoz